Пирожки, магниты и макулатура: как театры зарабатывают миллионы

0 Просмотр Нет комментариев

Пирожки, магниты и макулатура: как театры зарабатывают миллионы

Госпожа Бовари без одежды, пустая сцена и деревянный пол вместо кресел. Нет, это не новая постановка, а страшный сон режиссера. Не имей театр доходов, собственных и государственных, зритель не увидел бы на сцене роскошные костюмы и декорации, да и знакомые лица актеров – на все нужны деньги. А зарабатывают их, в большей мере, именно на билетах. Кстати, на повестке многие годы уже остается вопрос: как избавиться от театральных спекулянтов. Они зарабатывают на чужом труде. На чем экономят и как получают доходы российские театры, узнала корреспондент телеканала «МИР 24» Валентина Бекшаева.

Пока герои мольеровского «Амфитриона» выясняют, кто здесь и зачем, зрители «Мастерской Фоменко» отвечают, что пришли за вдохновением. Полные залы не только от любви к театру, но и благодаря ценовому диапазону. Купить билет можно и за 200 рублей, а можно и за 20 тысяч.

Новости smi2.ru

В среднем, спектакль длится три часа, поэтому в антракт, вероятно, захочется выпить чашечку кофе. Для многих поход в буфет неотъемлемая часть посещения театра и, можно сказать, традиция.

Позволить себе культурный поход, скажем, раз в месяц можно. Мы решили узнать, а сколько готовы потратить зрители? 

«Билет лучше, если до трех тысяч – это на человека. А что касается буфета, то 500 рублей на человека», – призналась посетительница.

«50 рублей программка стоит. Мы может себе позволили ее купить, а также чай», – отметил зритель.

«В театре я готова потратить около 2,5 тысяч, но в зависимости от спектакля», – сказала посетительница.

А театр тратит на зрителя гораздо больше. Постановка нового спектакля обходится «Мастерской Фоменко» от 12 до 17 млн рублей. Таких премьер в год может быть пять. Для сравнения – на этот пункт государство выделяет ежегодно не больше четырех миллионов. Остальное финансирование – около 200 млн рублей. Но оттуда театр на постановку спектаклей не должен брать ни копейки, а должен заработать.

«Это, конечно, реализация билетной продукции и доходы от гастролей. «Мастерская Петра Фоменко» зарабатывает в год в среднем около 350 млн – это больше в полтора раза, чем размер государственной субсидии», – рассказал директор театра Андрей Воробьев.

Пополняет копилку «Мастерской Фоменко» сдача в аренду помещений, оборудования, платные мастер-классы. Получает она ощутимый доход и от буфета. А еще театр чуть-чуть зарабатывает на раздельном мусоре.

«Полиэтиленовые пакеты, стеклянные бутылки, какой-то металлолом. Это очень маленькие деньги, которые не играют никакой практически роли в экономике театра: во-первых, они работают на положительное сальдо – приносят доход, а во-вторых – приносят нам честь», – заявил Воробьев.

Согласно отчету Министерства культуры, за последние шесть лет доходы театров по всей стране выросли вдвое. Очевидно, не благодаря сбору макулатуры. Рекорды посещаемости бьет Мариинский театр в Санкт-Петербурге – в прошлом году на спектакли пришли 1,6 млн зрителей. Мариинку сложно догнать и по объему внебюджетных доходов. Обогнать его сумел только Большой театр. В 2017 году ему удалось заработать свыше трех млрд рублей.

Стабильно, но значительно меньше пополняет казну театр им. Евгения Вахтангова. По словам директора, все благодаря огромной работе – за год актеры сыграли 747 спектаклей в Москве.

«Театры зарабатывают на каждый рубль бюджетного финансирования, которое дает Министерство культуры России, два рубля. А в абсолютных цифрах, мы их никогда не скрываем – это 367 млн бюджетного финансирования и 589 млн зарабатывает театр показом спектаклей в Москве и на гастролях», – пояснил директор театра им. Евгения Вахтангова Кирилл Крок.

Помимо постановок, зрители посещают экскурсии по театру, приходят на встречи с режиссерами и актерами. Такие же показатели доходов в полмиллиарда рублей и у МХТ им. Чехова.

И если вышеперечисленным театрам помогают федеральная казна, то существует львиная доля тех, кто довольствуется помощью региональных бюджетов.

«Независимая площадка – это не бизнес» – считает директор театра «Практика». Экспериментальный центр новой драмы не имеет сцены на тысячу зрителей и не держит собственную труппу. Зато работает с молодыми авторами и актерами. И также собирает аншлаги.

«Есть небольшие участки: буфет платит аренду, касса, которая находится в театре. В основном, это продажи билетов. У нас сумма, которую мы зарабатываем и которую бюджет финансируют, они очень близки», – говорит Борис Мездрич.

Федеральные театры, а их в стране 24, перевешивают сотни провинциальных площадок не только по доходам, но и по зарплатам. Об окладах артистов Мариинки или Большого в регионах не могут и мечтать. Но как бы не разворачивалась бюджетная драма на сцене храмов Мельпомены, а культурного человека ноги все равно приведут в театр. Ведь что нужно каждому – хлеба и зрелищ.

 

Валентина Бекшаева

Источник

Об авторе

Жизнь чем-то похожа нa шведский стол… Кто-то берет oт неё, сколько хочет, другие — скoлько могут… кто-то — сколько совесть позвoляет, другие — сколько наглость. Но прaвило для всех нас однo — с собой ничего уносить нeльзя!

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)